13:23 

Регрессии в прошлые жизни

Rubi***
Жизнь измеряется не количеством вздохов, а количеством моментов, от которых захватывает дух
 (217x228, 32Kb)

«Роберт Аллан Монро был основателем Института Монро, некоммерческого образовательного и исследовательского учреждения, деятельность которого посвящена изучению человеческого сознания и практических методов ускоренного обучения с помощью расширенных состояний сознания. Институт завоевал всемирное признание благодаря своим открытиям в области влияния звуковых волн на человеческое поведение. Господин Монро, сын профессора колледжа и врача, получил ученую степень в Государственном университете штата Огайо, где изучал инженерное дело и журналистику. Затем он начал работать в сфере радиовещания, где прославился как сценарист и режиссер радиопрограмм.



В 1958 году, когда Роберт Монро был ведущим специалистом по радиовещанию в Нью-Йорке, у него начались спонтанные внетелесные переживания, которые полностью изменили всю его дальнейшую жизнь. Он рассказал о них в своей первой книге “Путешествия вне тела”. В 1985 году в свет вышла вторая его книга, “Далекие путешествия”, где поразительно подробно описывается совместная работа Монро с другими людьми, путешествующими в пространстве и времени. Во второй книге рассказывается также об удивительных результатах, которых можно достичь с помощью процесса под названием Hemi-Sync. Эта книга стала введением в новые представления о действительности, в иное мировоззрение. Она повествует о безграничных потенциальных возможностях человеческого разума.

Господин Монро совмещал свой интерес к человеческому сознанию и писательской работе с обыденным трудом, так как владел и руководил рядом радиостанций в Вирджинии и Северной Каролине. Позже он основал “Джефферсон Кейбл Корпорейшн” и, будучи ее президентом, руководил созданием и деятельностью каналов кабельного телевидения в Шарлотсвилле и Вейнсборо (штат Вирджиния). С 1976 года господин Монро целиком посвятил себя исследованию потенциальных возможностей человеческого сознания в Институте Монро с помощью запатентованной технологии применения звуковых сигналов, процесса Hemi-Sync. Господин Монро совершил свой переход 17 марта 1995 года.

Институт Монро находится у подножия Голубого хребта. Он постоянно проводит серию программ по развитию человеческого сознания и одновременно поддерживает лабораторные исследования воздействия технологии Hemi-Sync на человеческое поведение. Наследие господина Монро безгранично, и Институт будет продолжать развивать его взгляды. (Монро Р. Окончательное путешествие. М., «София», 2005. С. 285 – 286).

О деятельности и истории возникновения и развития Института Монро, о создаваемых в нем программах и принципах работы так пишет его основатель в своей книге «Окончательное путешествие»: «Первоначально… он был отделом разработок и исследований при частной корпорации, которая специа-лизировалась на создании радиопрограмм. В середине 50-х годов мы занялись изучением методов ускоренного обучения во сне с помощью звуковых сигналов. К 1968 году были разработаны звуковые средства, благодаря которым можно было не только поддерживать бодрствование и сосредоточенность разума, но и, напротив, погружать человека в сон. В том же году было сделано открытие, полностью изменившее всю дальнейшую деятельность отдела: мы выяснили, что определенные звуковые сигналы способны вызывать различные состояния сознания, не характерные для обычного человеческого разума.

В 1971 году отдел разработок и исследований превратился в Институт Монро. В 1976 году организация психологов из Исалена предложила Институту продемонстрировать свою методологию на семинаре в Биг-Сюр, Калифорния. За этим последовали другие семинары, и вскоре мы создали отдел образования, который занимался разработкой и организацией обучающих программ. В 1979 году Институт переехал и разместился там, где находится до сих пор: к подножиям Голубого хребта в штате Вирджиния. На территории Института находятся жилой центр (который позже получил название Центр имени Нэнси Пени), исследовательская лаборатория, лекционный зал и классы для практических занятий – все эти подразделения предназначены для осуществления уникального обучения по разработанным методикам. Каждый участник программы получает в свое распоряжение отдельную УКОС (Управляемую Камеру с Оптимальной Средой), где и проходят обучающие сеансы.

К 1993 году более семисот человек прошли постоянно развивающуюся программу под названием “Открытые Врата”. Кроме того, Институт регулярно проводит свои программы и отдельные семинары на всей территории Соединенных Штатов и в других странах мира. Разработаны особые формы заочного обучения, основанные на обучающих пособиях, наборах аудиокассет и компакт-дисков» (Там же. С. 273 – 274).

Все это – результат необыкновенного интереса Роберта Монро к внетелесным переживаниям, к освоению пространств за гранью нашего земного бытия. Но с чего все начиналось? Роберт Монро рассказывает об этом в своих книгах: «В 1958 году, без каких-либо видимых причин, я покинул свое материальное тело и повис над ним. Это случилось не по моей воле, я отнюдь не пытался добиться подобных свершений. Кроме того, в тот момент я не спал и потому не мог считать это переживание обычным сновидением. Я пребывал в полном сознании и прекрасно отдавал себе отчет в том, что происходило, – разумеется, от этого становилось еще страшнее. Я решил, что перенес жестокую галлюцинацию, вызванную каким-то серьезным – быть может, смертельным – заболеванием: опухолью мозга, припадком или развивающейся душевной бо-лезнью.

Явление повторялось. Я не мог ничего поделать. Обычно оно начиналось, когда я ложился, собираясь отдохнуть или поспать. Это происходило не всякий раз, но достаточно часто: несколько раз в неделю. Я поднимался на несколько футов над своим телом и лишь тогда начинал понимать, что происходит. Ис-пытывая леденящий ужас, я судорожно барахтался в воздухе, пытаясь вернуться в материальное тело. Я не сомневался в том, что умираю, но, несмотря на все свои усилия, не мог прекратить регулярно возобновлявшиеся выходы из тела.

В то время я считал себя достаточно здоровым человеком, не страдающим какими-либо физическими и душевными расстройствами. У меня было много забот: я владел несколькими радиостанциями, занимался и другими делами. У меня были офис на Мэдисон-авеню в Нью-Йорке, дом в округе Вестчестер и, что не менее важно, жена и двое маленьких детей. Я не принимал никаких лекарств, не употреблял наркотики и чрезвычайно редко прикладывался к спиртному. Я не считал себя особенно религиозным человеком, не увлекался восточными учениями и прочими высокими материями. И я оказался совершенно не готов к таким резким переменам.

Трудно передать, какой страх и чувство одиночества охватывали меня в подобных случаях. Рядом не было человека, с которым можно было об этом поговорить. Первое время я не решался завести разговор даже с женой, так как не хотел ее тревожить. Поскольку меня всегда привлекали западная культура и научный подход, я без раздумий обратился за советом к традиционной медицине и науке. После обстоятельных медицинских осмотров и ряда анализов мой личный врач заверил меня в том, что у меня нет ни опухоли мозга, ни каких-либо иных физиологических отклонений. Прочие причины пребывали вне сферы его компетенции.

Через некоторое время я набрался смелости и обратился к своим друзьям, психиатру и психологу. Один заверил меня в том, что я не сошел с ума, – он очень хорошо меня знал. Другой предложил посвятить целые годы обучению у какого-нибудь гуру в Индии, но подобная мысль была для меня совершенно неприемлемой. Ни одному из них, да и вообще никому, я не рассказывал о том, насколько пугает меня это явление. Я почувствовал себя чужим в том мире, частью которого неизменно себя считал, в той культуре, к которой всегда относился с уважением и восхищением.

Однако мое стремление жить оказалось невероятно сильным. Я начал постепенно, очень медленно осваивать процесс выхода из тела и понял, что это явление совсем не обязательно означает приближение смерти и что им все-таки можно управлять. Однако прошел целый год, прежде чем я окончательно смирился с реальностью внетелесных переживаний – того явления, которое сейчас широко известно как ВТП. Такой вывод был сделан на основе около четырех десятков подвергнутых тщательному анализу “путешествий” во время ВТП, по каждому из которых был составлен подробный отчет (предназначенный только для моих глаз). Благодаря этим познаниям мой страх вскоре рассеялся и сменился не менее острым ощущением – любопытством!

Впереди было много дел. Я искал ответы на множество вопросов и сомневался в том, что смогу найти их в каком-нибудь индийском ашраме. Не знаю, хорошо это или плохо, но мое мышление полностью опиралось на традиции западной цивилизации. По этой причине я основал в принадлежащей нашей семье корпорации особый научно-исследовательский отдел, предназначенный для систематического поиска сведений, связанных с этим странным “Непознанным”. Позже этот отдел стал самостоятельным, а со временем превратился в Институт Монро.

Таким образом, первоначальная цель заключалась только в одном: я хотел решить свои личные насущные проблемы, то есть по возможности превратить вызывающее страх Неизвестное в Познанное. Это подразумевало умение управлять внетелесными переживаниями и понимать их смысл. Вначале я сам был единственным человеком, которому требовалась такая помощь, и потому мои побудительные причины были исключительно личными и эгоистическими, а не альтруистическими, идеалистическими либо благородными. Не думаю, что мне нужно просить за это прощения, ведь я сам оплачивал все счета.<…> (Монро Р. Окончательное путешествие. М., «София», 2005. С. 16 – 20).

«В то время я возглавлял корпорацию, где существовал отдел разработок и исследований, занимавшийся особенностями звучания радиотрансляций. Это подразделение разработало действенные средства, позволявшие без труда погру-жать человека в сон с помощью звуковых сигналов. В том же году было сделано открытие, которое изменило общее направление наших исследований и, со временем, деятельность всей корпорации. Было обнаружено, что определенные звуковые сигналы способны вызывать разнообразные состояния сознания, обычно не доступные человеку.

Проведенная в последующие десятилетия длительная программа изучения таких процессов принесла дополнительные сведения об особенностях влияния иных состояний и отдельных звуковых частот, необходимых для перехода к этим состояниям. Открытые методы и приемы позволяли испытуемым удерживать и контролировать самые разнообразные формы сознания. В 1971 году отдел разработок и исследований превратился в Институт Монро и расширил свою деятельность. Позже этот Институт стал независимым образовательным и научно-исследовательским учреждением. Благодаря сотрудничеству и вкладу сотен специалистов и добровольцев, среди которых были ученые, врачи, психологи, педагоги, программисты, сотрудники частных компаний, художники и представители множества других профессий, деятельность Института получила всемирную известность.

Следует отметить, что на ранних этапах исследований целью всех наших усилий и затрат было отнюдь не улучшение жизни человечества. Мы даже не собирались что-то доказывать научному сообществу и миру в целом. Нам просто хотелось научиться управлять процессом обучения во сне, а позже – разобраться во взаимосвязях между разумом, мозгом и сознанием. Таким образом, вплоть до недавнего времени мы не публиковали никаких академических работ. Что касается научных методик, то мы и пытались следовать им, когда это было возможно, но нередко отбрасывали, если они не приносили практических результатов. Разработанные нами приемы не имеют ничего общего с догмами и ритуалами. Более того, они не поддерживают какую-либо особую систему убеждений, религиозных, политических либо общественных представлений. Мы никогда не пользовались лекарствами и наркотиками, а также не прибегали к гипнозу, подсознательным внушениям и вообще чему-либо, даже отдаленно напоминающему “промывку мозгов”. Наши методы ничего не навязывают – доброволец всегда остается хозяином своих действий, делает то, что хочет, и не подчиняется каким-либо приказам.

Сейчас, после нескольких тысяч часов исследований, испытуемым удается сознательно контролировать множество различных и продуктивных состояний сознания. Результатом этих исследований стал серьезный вклад в целый ряд других областей: сферы физического и душевного здоровья, обучения, развития памяти и координации движений, творческой деятельности, умения разрешать сложные проблемы и снимать нервное напряжение. Разработанный нами процесс, получивший название Hemispheric Syncronization, или, сокращенно, Hemi-Sync, стал прекрасным инструментом усиления и укрепления целенаправленного, сосредоточенного, продуктивного и устойчивого состояния сознания. Hemi-Sync приносит человеку полный контроль над текущим состоянием.

За эти годы в Институте были разработаны и новые подходы к самому мышлению. В целом, можно сказать, что эти точки зрения образуют своеобразное Иное Мировоззрение. (Там же. С. 105 – 107).

«До 1970 года наши исследования проводились достаточно незаметно, почти в тайне. В конечном счете я оставался главой обычного делового предприятия и имел дело с самыми обычными людьми. Я не сомневался, что открытое признание в существовании подобной тайной стороны моей жизни вызывет сомнения в том, что я в состоянии заниматься серьезным бизнесом.

С другой стороны, я не мог молчать об этом всю жизнь. После выхода в свет моей первой книги, “Путешествия вне тела”, наша работа стала привлекать намного больше внимания, и в результате мы смогли отобрать ряд добровольцев, готовых пройти испытания в нашей лаборатории. Благодаря разработанной нами методике большинство этих людей научились вызывать у себя хорошо знакомые мне внетелесные переживания.

В 80-х годах мы уже рассказывали о внетелесных переживаниях в различных колледжах и университетах, в радио- и телепрограммах и даже выступили с докладом в Институте Смитсона. Благодаря помощи Медицинского центра Канзасского университета и Института Монро три доклада на эту тему были представлены на ежегодном съезде Американской Ассоциации Психиатров. <…>» (Там же. С. 22 – 23).

В Институте Монро действуют и развиваются различные программы: «Открытые врата», «Контрольная черта», «Линия жизни», «Проект 27», «Передышка», «Открытый путь», «Школа на всю жизнь». Возможно, их истоком, отправной точкой в их создании и разработке явилось одно из жизненных переживаний Роберта Монро. Оно стало своеобразным символом, предвестием. Это событие было забыто исследователем, но позже сыграло свою роль в его духовном поиске. Вспомним о нем.

«…в 1934 году… я вылетел со второго курса университета Огайо со средним баллом ниже 2,5. Одной из причин неуспеваемости стали тяжелые ожоги лица, которые потребовали продолжительного лечения в больнице. Выздоровев, я ощутил жажду странствий и начал скитаться по миру в поисках работы. Путешествовал я автостопом, но уже через неделю выяснил, что мало кому хочется брать в попутчики какого-то грязного мальчишку. В результате я стал настоящим бродягой, перемещающимся с места на место в товарных вагонах.

В середине декабря я оказался в Сент-Луисе, и повар какой-то забегаловки заметил, как я стою у запотевшего окна и жадно рассматриваю разложенное на жаровне мясо. Он жестом позвал меня внутрь и бесплатно накормил. Я не ел целых два дня, и случившееся казалось настоящим чудом. Позже, в тот же вечер, когда я спал в ночлежке Армии Спасения, на соседней койке тихо умер какой-то старик. До того никто не умирал так близко от меня, но я не чувствовал страха, только любопытство.

Примерно через год я вернулся в свой университет в Колумбусе, обратился в ректорат со слезной мольбой и добился условного восстановления. Когда я был на предпоследнем курсе, театральное общество студенческого городка устроило конкурс на самую оригинальную одноактную пьесу, и я занял в нем второе место. Три лучшие пьесы были поставлены театром и сыграны перед обитателями кампуса. Думаю, это было самое острое переживание за все время моей учебы – стоять за кулисами и слышать, как все пятьсот зрителей замирают в полной тишине, когда в твоей одноактной драме наступает кульминационный момент. Позже все единодушно заверяли, что мой спектакль должен был занять первое место!

Сюжетом той пьесы было именно случившееся в ночлежке – полная правда, за исключением кульминационной развязки: умирая, старик передал мальчишке Особую Цель, План, Предназначение, выходящее за рамки обычных человеческих представлений, – и мальчик стал чем-то или кем-то другим.

Занятно, что эту пьесу написал восемнадцатилетний парень, который никогда не изучал философию и был совершенно не религиозным – как, впрочем, и ни один из моих друзей тех лет. Откуда же взялась эта идея? Почему она родилась в моей голове? Этот случай долго скрывался в глубинах моей памяти как малозначащее событие. Он произошел по меньшей мере за двадцать лет до того, как я испытал первые внетелесные переживания (Там же. С. 147 – 148).

Небольшой, давно забытый случай стал отправной точкой, необходимой основой, определившей все дальнейшие исследования отважного мыслителя и неутомимого ученого.

Роберт Монро сумел четко и полно описать мир, который находится за гранью земного бытия, тем самым развеяв страхи многих и многих людей.



источник

URL
   

Дневник Rubi***

главная